Введение опричнины (Зимин, 1964)

В воскресенье 3 декабря 1564 г. царь Иван Васильевич Грозный со своими детьми и царицей Марьей отправился в подмосковное село Коломенское праздновать Николин день (6 декабря). Выезды московских государей на богомолье были делом обычным. Но на этот раз жители столицы были удивлены. Царский «подъем» настораживал своей угрюмой торжественностью. Странным казалось уже то, что царь брал с собой не только «святость» (иконы и кресты), но и драгоценности, одежды и даже «всю свою казну». Царь отдал также распоряжение покинуть Москву вместе с ним избранным боярам, ближним дворянам и приказным лицам 1.

________

1. По свидетельству Таубе и Крузе, с царем выехали бояре А. Д. Басманов, И. Я. Чеботов, будущий оружничий А. И. Вяземский и Михаил Салтыков (Я. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 32). Басманов и Вяземский принадлежали в 1565—1566 гг. к числу наиболее преданных царю опричников. Иван Чеботов (позднее также вошедший в опричнину) и Михаил Салтыков еще на пути в Слободу отправлены были обратно в Москву; царь велел раздеть их донага и дал им послание митрополиту и сословиям (чинам), где писалось, что «им же, его изменникам, передает он свое царство» (И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 32). Л. М. Сухотин считает, что царя сопровождал боярин Л. А. Салтыков, а не Михаил (Л. М. Сухотин. К пересмотру вопроса об опричнине, вып. VII—VIII, стр. 26). В пользу этого предположения говорит то, что Салтыкова Таубе и Крузе называют «высшим маршалом». Павел Одерборн также именует Салтыкова Львом (Historiae Ruthenica Scriptores, vol. II, str. 216). Л. А. Салтыков накануне опричнины был оружничим и фактически ведал дворцовыми делами. И. Я. Чеботов в 60-е годы долгое время был в опале: после Полоцкого похода 1563 г. до мая 1570 г. он не упоминается в разрядах и других официальных документах (он присутствовал только на земском соборе 1566 г.). Возможно, в 1565 г. была взята по нем та «запись поручная», о которой упоминается в описи Царского архива («Описи Царского архива XVI века...», стр. 31). Упоминаемого Таубе и Крузе Ивана Чеботова А. Титов считает сыном Ивана Васильевича Чулкова-Чеботова (А. Титов, Кто был в мире старец Иона Чеботов? — «Летопись историко-родословного общества в Москве», вып. 3, М., 1907, стр. 31). Но Ивана Ивановича Чоботова родословцы не знают."

[127]

Все они должны были собираться в путь вместе с женами и детьми. Царя должен был сопровождать в его таинственной поездке «выбор» из дворян и детей боярских, причем в полном вооружении («с людьми и с конями, со всем служебным нарядом») 1. Конечная цель этого выезда строго хранилась в тайне. Все понимали, что дело не ограничивалось простой поездкой на богомолье 2.

Пробыв из-за распутицы («безпуты») две недели в Коломенском3, Иван IV направился в Троицкий монастырь (там он был 21 декабря), после чего наконец приехал в Александрову слободу 4.

___________

1. Датские представители в России 13 января 1565 г. сообщали, что царь выехал 3 декабря из Москвы на Белоозеро из-за того, что напугался нападения крымских войск на южнорусские земли («Чтения ОИДР», 1915, кн. IV, № 138, стр. 237).

2. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 391.

3. Летописный рассказ о распутице, задержавшей Ивана IV в Коломенском, подтверждают Таубе и Крузе; по их сведениям, царь пробыл в Коломенском 10 дней (И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 32).

4. О причинах отъезда царя из Москвы сохранился довольно сбивчивый рассказ Таубе и Крузе. Так, они сообщают, что царь в 1566 г. уже после Николина дня (в воскресенье) передал «духовным и светским чинам» свое решение покинуть сто[1]лицу. Оно якобы вызывалось тем, что эти духовные и светские чины «не желают терпеть ни его, ни его наследников». Поэтон му царь и решил «передать им свое правление». Спустя 14 дней после того как были собраны иконы со всех церквей Москвы, Иван IV приказал «всем духовным и светским чинам» явиться в Успенский собор, простился с ними, а сам сел в сани и в сопровождении ближних бояр покинул столицу (И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 31—32).

[128]

Расположенная на крутом берегу речки Серой, на половине пути между Троицким монастырем и Переяславлем-Залесским, Александрова слобода возникла сравнительно недавно, в 1514 г., как удобное место по пути в Переяславль, на «великокняжескую потеху» 1. Неподалеку отсюда находилась Великая слобода, издавна ведавшаяся великокняжеским дворцовым ведомством. Василий III не раз бывал в своей новостроенной слободе (в 1528, 1529, 1533 гг., а может быть и ранее) 2. Слободу окружали владения Шуйских, Темкиных-Ростовских, Бутурлиных, Кашиных, Вельских, Челядниных, Глинских, Шейных, Басмановых и многих других. Словом, цвет московской знати стремился завести в Переяславском уезде хотя бы небольшие владения, чтобы сопровождать монарха во время его «потех». Александрова слобода и при Иване IV была надежной царской резиденцией 3. Сюда, в частности, направлял царь на несколько дней Марью Темрюковну и своих детей в октябре 1564 г., когда узнал о приходе Девлет-Гирея под Рязань 4.

Прибыв в слободу в декабре 1564 г., Иван Грозный «оцепил эту слободу воинской силой и приказал привести к себе из Москвы и других городов тех бояр, кого он потребует» 5.

Оставшиеся в Москве бояре, приказные люди и высшие церковные иерархи пребывали «в недоумении и во унынии», ибо их не поставили в известность ни о цели царского «подъема», ни о его причинах. Только 3 января Иван IV прислал с К. Д. Поливановым 6 послание («список») митрополиту Афанасию, в котором разъяснялись

________________

1. И. С. Стромилов, Александрова слобода. — «Чтения ОИДР», 1883, кн. II, отд. VI, стр. б. В Переяславле на посаде жили сокольники «соколнича пути» (ААЭ, т. I, № 147, стр. 119).

2. ПСРЛ, т. VIII, СПб., 1859, стр. 272, 280.

3. Во время сентябрьской — ноябрьской поездки царя по селам 1561 г. Иван IV 13 ноября был «в Новой слободе в Олександровской» (ГКЭ, Суздаль, № 40/11819). Здесь же он пробыл с конца мая по 17 июля летом 1564 г. (ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 384).

4. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 389.

5. Г. Штаден, Указ. соч., стр. 86.

6. О нем подробнее см. В. Б. Кобрин, Состав опричного двора Ивана Грозного.— «Археографический ежегодник за 1959 год», стр. 64—65.

[129]

происшедшие события. Свой отъезд царь мотивировал «гневом» на государевых богомольцев, бояр, детей боярских и приказных людей. «Вины» различных сословий строго дифференцировались. В первую очередь царя прогневили «измены боярские и воеводские и всяких приказных людей, которые они измены делали и убытки государству его до его государьского возрасту» 1.

Боярские крамолы в государевы «несовершенные лета! Иван Грозный вспоминал уже не раз: и в своих речах на земском соборе 1549 г., и на Стоглаве, и в послании Курбскому. Тот же мотив звучал и в обеих редакциях официозного Летописца начала царства. Оказывается, бояре и приказные люди в малолетство царя причинили «многие убытки и казны его государьские тощили». Бояре и воеводы «земли его государьские себе розоимали», не желая оборонять страну от крымского хана, Литвы и «немец». Грозный в своей грамоте, как мы видим, только обобщает тот перечень боярских вин, который уже содержался в его послании Курбскому 2.

Вина церковных иерархов, продолжает Грозный, состояла в том, что они совместно с боярами, приказными и служилыми людьми заступались за тех неугодных царю лиц, которых он хотел «понаказати». В данном случае, вероятно, царь имел в виду практику взятия на поруки

______

1. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 392. Мотивировка царского отъезда изменами бояр и других подданных носила официальный характер. Именно ее имеют в виду, очевидно, и Штаден, сообщавший, что царь выехал в слободу из-за мятежа (по мнению С. Б. Веселовского, правильнее перевести «из-за опасения мятежа»), и Таубе и Крузе, говорившие о решении Грозного покинуть столицу из-за измены светских и духовных чинов (см. Г. Штаден, Указ. соч., стр. 86; С. Б. Веселовский, Исследования по истории опричнины, стр. 55; И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 31). По Шлихтингу, царь заявил своим вельможам, что «тяготится своим владычеством, хочет сложить государеву власть, жить в отдалении и уединении, вести жизнь святую и монашескую» (А. Шлихтинг, Указ. соч., стр. 18).

2. Уже в послании Курбскому царь возмущался, что боярские правители «казну деда и отца нашего безчисленну себе поимаша». Сильвестр, по его же словам, «вотчины ветру подобно роздал неподобно». Упрекал Грозный сторонников Адашева в сопротивлении Ливонской войне, обвиняя их и в других военных неудачах («Послания Ивана Грозного», стр. 34. 38, 49, 55).

[130]

опальных вельмож, распространившуюся в начале 60-х годов XVI века. Заканчивая свое послание светским и духовным чинам, царь объявлял, что, «не хотя их многих изменных дел терпети, оставил свое государьство и поехал, где вселитися, идеже его, государя, бог наставит». Иным было отношение царя к торгово-ремесленному люду столицы. В специальной грамоте, обращенной к «черным» жителям Москвы, Иван IV писал, «чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никоторые нет» К В предстоявших реформах Грозный явно стремился заручиться поддержкой посадских людей.

Весть о том, что царь «государьство свое отставил», была сообщена московскому населению 3 января, как это еще предположил Н. И. Костомаров, на импровизированном заседании земского собора 2. Бояре, окольничие, дети боярские, приказные люди, «священнический и иноческий чин и множество народа» обратились к митрополиту Афанасию с просьбой быть ходатаем перед Иваном IV, чтобы он «государьства своего не отставлял и своими государьствы владел и правил, якоже годно ему». При этом они соглашались признать за царем полное право казнить и миловать «лиходеев». К служилым и приказным людям присоединились гости, купцы и посадское население Москвы. Они даже еще более энергично высказали пожелание, чтобы государь «наипаче же от рук сильных избавлял». Посадские люди выразили готовность сами уничтожать изменников («сами тех потребят»). В тот же день (3 января) митрополит Афанасий послал к царю в Слободу депутацию, возглавлявшуюся новгородским архиепископом Пименом и чудовским архимандритом Левкией, одним из наиболее близких к Ивану IV лиц 3. Вместе с ними отправились другие члены освященного собора, бояре во главе с И. Д. Вельским и И. Ф. Мстиславским, приказные и служилые люди, а также «многие черные люди». В челобитии, которое везла с собой депутация жителей Москвы, содержалась просьба сменить монарший гнев на милость

____________

1. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 392.

2. Н. И. Костомаров, Собрание сочинений, кн. VIII, т. XIX, СПб., 1906, стр. 185—186.

3. Курбский его особенно выделяет среди «ласкателей», «вселукавых мнихов» (РИБ, т. XXXI, стб. 269.

[131]

и в дальнейшем править страной, «Как ему, государю, годно; и хто будет ему, государю, и его государству изменники и лиходеи, и над теми в животе и в казни его государьская воля» 1. Примерно так же излагают содержание челобития, поданного царю «представителями сословий», Таубе и Крузе 2.

5 января Иван IV в Слободе принял Пимена, Левкию и других членов освященного собора, думных и приказных людей. Собравшимся было объявлено о согласии царя вернуться к управлению государством. Грозный принимал к сведению безоговорочное согласие челобитчиков на то, чтобы царь по своему усмотрению налагал опалу и казнил изменников. Царь торжественно провозгласил, что бояре и приказные люди и впредь будут управлять государством «по прежнему обычаю». Одновременно было сообщено и о решении царя учредить в стране опричнину («учинити ему на своем государьстве себе опришнину») 3. По замыслу Ивана IV ее суть сводилась к созданию нового государева двора, личный состав которого должен был обеспечиваться земельными пожалованиями в определенных территориях Русского государства. Опыт дворцового ведомства подсказывал формы нового учреждения, однако цели последнего (искоренение «крамолы») отличались от задач старого дворцового аппарата.

«На свой обиход» Иван Грозный забирал в опричнину ряд городов на западе, юге и в центре страны. Опричными становились обширные северные земли, некоторые слободы, волости и часть Москвы. Вотчинники и помещики, владения которых оказывались на опричной территории, но которые сами не зачислялись в опричнину, должны быть выведены и наделены землей в «ыных городах». Из служилых людей создавался опричный корпус.

Все текущее управление государственным аппаратом возлагалось на Боярскую думу. Правда, «о больших делах» (ратных или земских) бояре должны были докладывать царю. Наконец, за «подъем» Иван IV налагал на земщину («из земскаго») огромную контрибуцию —

________

1. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 393.

2. И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 32.

3. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 394.

[132]

[Иллюстрация. Здесь не воспроизводится]

[133]

100 тысяч рублей К Так в России была введена опричнина.

Современники, привыкшие объяснять действия Ивана IV чьими-либо «наветами» или воздействием, считали, что и мысль об опричнине была подсказана царю. По Штадену, совет создать опричный корпус подала Мария Темрюковна 2. Составитель Пискаревского летописца инициативу создания опричнины приписывает двоюродному брату Анастасии Романовой В. М. Юрьеву, а также А. Д. Басманову 3.

К началу февраля Иван Грозный вернулся в Москву 4, введение опричнины ознаменовалось расправами с неугодными царю лицами. «За великие изменные дела» казнили боярина князя Александра Борисовича Горбатого с сыном Петром, окольничего Петра Петровича Головина, князей Ивана Ивановича Сухово-Кашина и Дмитрия Федоровича Шевырева. В монахи постригают князей Ивана Андреевича Куракина и Дмитрия Ивановича Немого. Вместе с ними

__________

1. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 394—395. Таубе и Крузе считают, что распоряжение о введении опричнины царь изложил собору, вызвав к себе «оба сословия» на следующий день после возвращения в столицу (Я. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 34—35). Это весьма вероятно. Во всяком случае в Царском архиве хранился «указ, как государь приехал из Слободы, о опришнине» («Описи Царского архива XVI века...», стр. 37).

2. Г. Штаден, Указ. соч., стр. 85. В исторических песнях черкашенин Кострюк-Мастрюк и его сестра Мария Темрюковна фигурируют как отрицательные персонажи. Поэтический образ Кострюка воспринял. некоторые черты Михаила Темрюковича (см. А. А. Зимин, Историческая песня о Кострюке-Мастрюке.— «Slavia», 1962, гоб. XXI, ses. 4, стр. 555—577).

3. «Пискаревский летописец», стр. 76.

 4. Таубе и Крузе сообщают, что царь вернулся в «день сретенья», т. е. 2 февраля, а на третий день после его возвращения казнили Александра Горбатого и др. (И. Таубе и д. Крузе, Указ. соч., стр. 35). С этим как будто согласуется сведение о казни П. Головина 4 февраля (П.ШазанскиЩ, Село Новоспасское, Деденево тож, и родословная Головиных, М., 1847, стр. 116—117). К сожалению, источники этого сведения неясны. Горбатые, судя по троицким вкладным книгам, казнены до 12 февраля 1565 г. (Троицкая вкладная книга, л. 305 об.), а по списку надгробий — 7 февраля (А. В. Горский, Исторические описания Свято-Троицкой лавры, ч. II, М., 1879, стр. 84). По летописи, царь вернулся из Слободы в столицу уже после казни Горбатого и других лиц—1 5 февраля (ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 396).

[134]

в опалу попали какие-то «дворяне и дети боярские» 1. Таубе и Крузе среди казненных кроме А. Б. Горбатого называют «Ивана» Шевырева и Андрея Рязанцева 2.

О гибели почти всех этих лиц знает Курбский. Как Таубе и Крузе, он сообщает о том, что Д. Шевырев был посажен на кол. Он пишет о казни в один день В. Кашина, Александра Горбатого с сыном Петром 3 и шурином Петром Петровичем Головиным 4, о «погублении» Петра и Ивана Куракиных 5.

Попытаемся разобраться в этом пестром списке казненных лиц.

Александр Горбатый, один из наиболее видных представителей суздальских княжат, занял прочное положение в Боярской думе уже в малолетство Ивана Грозного, во время хозяйничанья боярских временщиков: в 1538 г. он впервые упоминается в разрядах, а к 1544 г. получил звание боярина 6. Горбатый находился в родстве со знатнейшими княжеско-боярскими фамилиями: одна его дочь была замужем за Н. Р. Юрьевым, а другая – за И. Ф. Мстиславским. Сам же князь Александр женился на дочери казначея П. И. Головина 7. Во время событий 1553 г. он, вероятно, держал сторону Владимира Старицкого. Горбатый пользовался особенным уважением среди деятелей

__________

1. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 395—396. По летописи, казнен Дмитрий Андреевич Шевырев, но это описка (см. «Родословная книга...», ч. I, стр. 225).

2. И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 35. В синодиках упоминается какой-то Иван Рязанцев (С. Б. Веселовский, Синодик опальных царя Ивана Грозного. В кн.: С. Б. Веселовский, Исследования по истории опричнины, стр. 438). Если фамилия Андрея и Ивана указывает на их отношение к Рязани, то гибель этих лиц можно связать с набегом Девлет-Гирея на рязанские места 1564 г.

3. По Курбскому, Петру было 17 лет, а не 15, как пишут Таубе и Крузе (РИБ, т. XXXI, стб. 280—281).

4. Сообщение Курбского о том, что А. Б. Горбатый был казнен «тогда же», когда и В. Курлятев (там же, стб. 281), ошибочно, ибо Курлятев жив был еще в 1568 г. Об этих казнях см. также С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 373—375, 392, 403, 469—470.

5. РИБ, т. XXXI, стб. 283.

6. ДРК, стр. 105, 119. Владения А. Б. Горбатого находились в Суздальском уезде (ДиДГ, стр. 443).

7. Я. Мятлев, К родословию князей Мстиславских, М., 1915, стр. 6.

[135]

Избранной рады. До нас дошло послание к нему протопопа Сильвестра, написанное в бытность князя Александра казанским наместником 1. Курбский считал, что он был «муж глубокого разума и искусный зело в военных вещах» 2. Простарицкие симпатии и близость к Избранной раде после падения Адашева могли вызывать только неудовольствие Ивана Грозного. Поэтому уже с начала 60-х годов князь А. Б. Горбатый отстраняется от непосредственного участия в государственных делах 3.

Шурин Горбатого Петр Петрович Головин (окольничий с 1560 г.) начал свою служебную карьеру еще в начале 50-х годов: его включили в состав тысячников и дворовых детей боярских по Москве. В 1552 г. он получил первую разрядную должность, а в 1560 г. стал окольничим 4. Происходил П. П. Головин из известной семьи государевых казначеев Ховриных-Головиных 5. Головины находились в самых тесных родственных связях с наиболее видными представителями московского боярства 6. Во время боярских усобиц 30—40-х годов Головины держали сторону Шуйских 7. Это, конечно, и сказалось на трагической судьбе П. П. Головина 8. По сообщению датских резидентов в

_____

1. Д. П. Голохвастов и Леонид, Благовещенский протопоп Сильвестр и его писания.— «Чтения ОИДР», 1874, кн. I, стр. _88 и след.

2. РИБ, т. XXXI, стб. 282.

3. Последний раз в разрядах упоминается в 1559 г. (ДРК, стр. 213). Не участвует в начале 60-х годов он и в посольских делах.

4. ДРК, стр. 157; «Сборник РИО», т. 129, стр. 75.

5. Его отец П. И. Головин был казначеем в 1519—1533 гг., брат Михаил Большой — некоторое время в 1541 г., другой брат — Иван Петрович — в 1544—1545 (позже стал окольничим), а племянник П. И. Головин стал казначеем с января 1576 г. (см. А. А. Зимин, О составе дворцовых учреждений Русского государства конца XV—XVI вв.— «Исторические записки», кн. 63, 1958, стр. 187, 191, 195, 199).

6. На двоюродных сестрах П. И. Головина, по сообщению старинного родословца, составленного, вероятно, в государевой казне, были женаты М. В. Горбатый и И. Г. Морозов (ГБЛ, Собр. Румянцева, № 349, л. 230—232). Сестра казначея И. И. Третьякова (родича Головина) была замужем за Д. В. Шейным, а дочь —з а В. В. Горбатым (там же, л. 231 об.).

7. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 444.

8. По Курбскому, после Петра Головина казнен был и его брат Михаил Меньшой (РИБ, т. XXXI, стб. 281).

[136]

России от июня 1565 г., Головина казнили из-за какого-то письма шведского короля к царю 1.

Опала постигла целую плеяду княжат Оболенских. Если накануне опричнины расположение к ним Ивана IV несомненно (среди приближенных к Грозному мы встречаем П. И. Горенского, Ю. И. Кашина, Д. Ф. Овчинина, М. Л. Репнина, Серебряных и многих других) 2, то после 1565—1566 годов при дворе остаются на некоторое время лишь Серебряные, М. М. Лыков и князь А. В. Репнин. Во время казней начала 1565 г. гибнут И. И. Сущ (Сухово) Кашин (брат боярина Ю. И. Кашина) и Д. Ф. Шевырев (двоюродный брат бояр Серебряных). Боярин (с 1551 г.) Д. И. Немой (двоюродный брат Овчинина) постригается в монахи 3. Возможно, все эти опалы связаны с гневом царя на Д. Ф. Овчинина-Оболенского и Ю. И. Кашина. Но, вероятнее всего, причины были более глубокими.

Оболенских связывала многолетняя близость к старицким князьям. Несколько князей Лыковых и Пенинских служили сначала при дворе удельного князя Андрея, а затем Владимира, причем Иван Андреевич Оболенский был боярином старицкого князя, а Юрий Андреевич Меньшой Оболенский — его дворецким 4. Последний позднее был боярином князя Владимира и поддерживал деловые связи с Анфимом Сильвестровым 5. К числу бояр князя Влади-

_______

1. В сообщении упоминаются нарвские воеводы «князья» Федор Иванович Шуйский и Петр Петрович («Чтения ОИДР», 1915, кн. IV, № 136, 141). По-видимому, речь идет о Ф. И. Чулкове, который был ругодивским (нарвским) наместником в 1564 г.—октябре 1565 г. (ДРК, стр. 245, 253; РИБ, т. XV, № 75), и о П. П. Головине, наместничавшем там в 1563 г. (ДРК, стр. 238).

2. Об этом см. Л. М. Сухотин, Иван Грозный до начала опричнины, стр. 83.

3. Д. И. Немой был близок к Ю. И. Кашину (АФЗиХ, ч. II, № 316, стр. 334—335). Умер он вскоре после пострижения в монахи. Вклад по нем сделан в сентябре 1566 г. (Троицкая вклад[1]ная книга, л. 187). Владения Немого были в феврале 1565 г. конфискованы, но некоторые из них уже в начале 1566 г. по[1]пали в Волоколамский монастырь (АФЗиХ, ч. II, № 316).

4. «Родословная книга...», ч. I, стр. 219; М. Н. Тихомиров, Малоизвестные летописные памятники XVI в.— «Исторические записки», кн. 10, 1941, стр. 86.

5. АФЗиХ, ч. II, № 207, 208; ДРК, стр. 7.

[137]

мира принадлежали А. В. и Ю. В. Лыковы 1. В старицкую думу входил и князь Ю. А. Оболенский (Большой) 2. В 1537 г. Ленинские подверглись «торговой казни» за верную службу князю Андрею 3. Во время событий 1553 г. ряд Оболенских поддержали кандидатуру Владимира Старицкого на русский престол (в том числе Д. И. Немой, Д. И. Курлятев и П. Серебряный).

В начале марта 1565 г. в страхе перед грядущей расправой бежали в Литву князья Петр и Юрий Ивановичи Горенские-Оболенские, которые уже некоторое время (вероятно, с осени 1564 г.) находились в отдалении от царя 4, П. И. Горенский был думным дворянином и кравчим царя 5. Если побег князя Юрия удался, то его брата «на рубеже» схватили и казнили 6. Вероятно в связи с побегом Горенских, находилась гибель упомянутых в синодиках

________

1. «Родословная книга...», ч. I, стр. 225; ДРК, стр. 7.

2. ПСРЛ, т. VIII, стр. 294.

3. Там же.

4. В конце 1565 г. в посольском наказе побег П. И. Горенского объяснялся следующим образом: «Князя Петра государь пожаловал великим жалованьем и держал его близко себя, и князь Петр во государьских делах учал быти не по государскому приказу. И государь наш хотел ево посмирити, учал ево держати от себя подале и послал ево на свою службу, и князь Петр, узнав свои вины, побежал в Литву» («Сборник РИО», т. 71, стр. 322). О побеге Ю. И. Горенского в Литву см. «Родословная книга...», ч. I, стр. 221.

5. Еще осенью 1564 г. по разрядам не заметно охлаждения к нему царя (3, л. 313). В марте 1564 г. он упоминается среди особенно близких царю других дворян (ЦГАДА, Крымские дела, кн. 10, л. 370). При дворе Горенский начал службу с февраля 1547 г. (ДРК, стр. 3).

6. Казнь его произошла между 29 февраля и 14 марта (Троицкая вкладная книга, л. 465 об.; С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 375). О его побеге и смерти подробно рассказывает в своем сочинении А. Шлихтинг (стр. 36). С. Б. Веселовский ошибочно относит этот рассказ к бегству князя Юрия. Неверно датируют гибель П. И. Горенского временем казни А. Б. Горбатого Таубе и Крузе (И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 35). П. А. Садиков пишет, что Горенский бежал, предварительно «сославшись» с вражескими военачальниками (77. А. Садиков, Очерки по истории опричнины, стр. 23). Горенский осенью —зимо й 1564 г. действительно воевал в районе Великих Лук, где находились литовские отряды князя Корецкого и Андрея Курбского («Синбирский сборник», М., 1844, стр. 5), но данных о сговоре с ними Горенского у нас нет.

[138]

Никиты и Андрея Федоровичей Черных-Оболенских (отцы их и Горенских были двоюродными братьями) 1.

Наконец, с казнью А. Б. Горбатого, П. П. Головина и нескольких Оболенских в феврале 1565 г. постригается в монахи князь И. А. Куракин (боярин с 1556 г.). Братья Куракины, находившиеся в свойстве с опальными Оболенскими 2, вызвали недовольство царя также тем, что во время мартовской болезни царя в 1553 г. «всем родом» поддержали в качестве преемника Ивана IV Владимира Старицкого. Старший из братьев, Ф. А. Куракин (боярин с 1547 г.), уже долгое время пребывал в почетной ссылке на новгородском наместничестве 3. Д. А. Куракин (боярин с 1559 г.) наместничал во Пскове 4. П. А. Куракин (боярин с 1559 г.) и его брат Григорий отправляются наместниками в далекую Казань 5. Летописец после сообщения о пострижении И. А. Куракина и Д. И. Немого сообщает, что «дворяне и дети боярские, которые дошли до государьские опалы, и на тех опалу свою клал и животы их имал на себя; а иных сослал в вотчину свою в Казань на житье з женами и з детьми» 6.

_______

1. С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 316—317. По Таубе и Крузе, Никита и «Василий» Оболенские повешены вместе с А. Горбатым, П. Горенским и др. (И. Таубе и д. Круге, Указ. соч., стр. 35). У Никиты Оболенского был опальный двоюродный брат Василий Андреевич, которого, возможно, и казнили. П. Ф. Оболенский последний раз упоминается в серпуховском разряде 1565 г. («Местничество и дела, собранные П. И. Ивановым».— «Русский исторический сборник», т. И, изд. ОИДР, кн. 1—4, М., 1839, стр. 348).

2. Теткой жены Ф. А. Куракина была княгиня «старица» Анна Щепина-Оболенская (Троицкая вкладная книга, л. 338).

3. Там он находился еще в 1562 г. («Сборник РИО», т. 129, стр. 84, 106). В Новгороде он был и в июле 1566 г., когда последний раз упоминается в источниках (ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 403).

4. ДРК, стр. 264. В июле 1565 г. он последний раз упоминается в разрядах, после чего сходит в безвестность.

5. ДРК, стр. 255; Э, л. 327 (лето 1565 г.). П. А. Куракин погиб значительно позднее, во время осенних казней 1575 г. Очевидно, Курбский, говоря о том, что Иван IV погубил «единоколенных братию» Щенятева — князей Петра и Ивана Куракиных (РИБ, т. XXXI, стб. 283) — имеет в виду не казнь, а пострижение И. А. Куракина и ссылку его брата Петра в Казань. (О Куракиных см. С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 403.)

6. ДСРЛ , т. XIII, 2-я половина, стр. 396.

[139]

Это было только начало опальных переселений в «подрайскую Казанскую землицу». Уже в мае 1565 г. «послал государь в своей государеве опале князей ярославских и ростовских и иных многих князей и дворян и детей боярских в Казань на житье, и в Свияжской город, и в Чебоксарской город» 1. Некоторые из сосланных все еще сохраняли видимость своих старых привилегий. Так, наместниками и воеводами назначались: в Казань — П. А. и Г. А. Куракины, Ф. И. Троекуров, Д. В. Ушатый, А. И. Засекин-Сосунов; в Свияжск — Андрей Иванович Катырев-Ростовский, Никита Дмитриевич Янов-Ростовский, Михаил Федорович Бахтеяров-Ростовский, Никита Михайлович Стародубский; в Чебоксары — И. Ю. Хохолков-Ростовский, И. Ф. и В. Ф. Бахтеяровы-Ростовские 2. В Нижний-Новгород воеводой послали С. В. Звягу Лобанова-Ростовского 3. Ссылка ярославских княжат вызывалась, конечно, побегом Курбского и мнительностью Грозного, который, как уже отмечалось, подозревал князя Андрея чуть ли не в стремлении стать ярославским удельным властителем.

Ростовские княжата поплатились, очевидно, за то, что Семен Васильевич Лобанов-Ростовский в 1553 г. был инициатором выдвижения кандидатуры Владимира Старицкого в качестве наследника Ивана IV. Вместе с Андреем Ивановичем Катыревым он в 1554 г. неудачно пытался бежать за рубеж 4. Оба боярина уже давно находились в почетной отставке 5. Через несколько лет после ссылки

_________

1. Правда, ровно через год «государь пожаловал, ис Казани и из Свияжского опальных людей дворян взял; а приехал в Казань з государевым жалованьем Федор Семенов сын Черемисинов майя в 1 день. А другую половину дворян взял и пожаловал государь после» (Э, л. 327 об.) . Но амнистия касалась только части опальных дворян. При этом многие из них, как мы увидим ниже, позднее были казнены.

2. Э. л. 327 об.

3. ДРК, стр. 254.

4. ПСРЛ, т. XIII, 1-я половина, стр. 237—238, 525; «Сборник РИО», т. 59, стр. 452—453; «Послания Ивана Грозного», стр. 40.

5. В 1563 г. дело о побеге Семена Ростовского царь снова пересматривал («Описи Царского архива XVI века...», стр. 35). С. В. Лобанов не встречался в разрядах после 1553 г., а А. И. Катырев после 1557 г., когда впервые упоминается с боярским титулом (ДРК, стр. 161, 178, 188). В описи Царского архива хранилось «дело князя Ондрея Катырева с воеводами юрьевскими, как приходил магистр ливонской к Юрьеву» («Описи Царского архива XVI века...», стр. 38). Это позволяет думать, что А. И. Катыреву могли инкриминироваться обвинения в сношениях с ливонскими немцами или попытка снова бежать за рубеж.

[140]

в Поволжье они были казнены 1. По сильно преувеличенным сведениям Шлихтинга, царь «умертвил весь род Ростовского, более 50 человек», да и вообще из всего «семейства Ростовских» погибло около 60 человек 2. В синодиках упомянуто, по неполным данным, примерно полтора десятка ростовских княжат, казненных на протяжении опричнины в разные годы и по различным причинам.

Казни и опалы первой половины 1565 г., как мы видим, направлены были в первую очередь против тех, кто еще в 1553 г. поддержал Владимира Старицкого, оказав сопротивление прямо выраженной царской воле 3. Однако это было не просто запоздалым возмездием крамольным боярам, а, скорее, превентивным мероприятием, которое ставило своей целью подорвать основную опору старицкого князя среди московской аристократии.

Казнями и насильственным пострижением в монахи не исчерпывались репрессии, которые Иван Грозный обрушил на феодальную знать сразу же после введения опричнины. Не меньшее значение царь придавал насильственному отрыву княжат от их старинных владений. То, чего правительство не достигло указами 1551 и 1562 годов, теперь пытались осуществить путем массового переселения опальных княжат и детей боярских на окраины Русского государства и конфискации их земель в центре России.

Следы «свода» княжат, воскрешавшего аналогичные мероприятия Ивана III, сохранились в дошедших до нас

_______

1. С. Б. Веселовский относит сведения Шлихтинга о казни князя Ростовского, жившего в Нижнем Новгороде, к Андрею Ивановичу (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 434). Это ошибка: в Нижнем Новгороде воеводой еще до 13 марта 1565 г. был С. В. Ростовский (ДРК, стр. 254). А. И. Катырев-Ростовский находился в Свияжске еще в ноябре 1567 г. («Список с писцовой и межевой книги города Свияжска и уезда», Казань, 1909 (далее «Список...»), стр. 3).

2. А. Шлихтинг, Указ. соч., стр. 21; РИБ, т. XXXI, стб. 283.

3. См. также Г. Н. Бибиков, К вопросу о социальном составе опричников Ивана Грозного.— «Труды ГИМ», вып. XIV, 1941, стр. 220—221.

[141]

Казанской и Свияжской писцовых книгах 1564—1568 годов 1. Выше было приведено распоряжение царя о ссылке в Казань и Свияжск ярославских и ростовских княжат «и иных многих князей и дворян». Посмотрим теперь, как оно выполнялось. Основная часть писцовой книги по городу Казани составлена, вероятно, в 7074 г. (1565/66 г.) 2, ибо в ней уже находим многих казанских жителей из числа сосланных туда в мае 1565 г. 3. Поместья они получили по октябрьскому «отделу» 1565 г. 4. После возвращения части княжат и дворян пересмотр владений произведен был в октябре 1566 г. 5. Большинство опальных княжат и детей боярских, помещенных в книге, исчезают из разрядных книг после 1564 г., несмотря на то что часть из них были возвращены в 1566 г. в столицу.

Одной из наиболее размножившихся ветвей ярославских княжат были Засекины (Баташевы, Солнцевы, Жировые, Ноздруковы, Черные, Свидыревские). В 50-х годах в государеве дворе их числилось 39 человек (девять умерли в те же годы). В казанской книге у нас есть сведения о ссылке следующих Засекиных: Семена Ивановича Баташева, Ивана Ивановича Владимирова, Андрея и Ивана Ивановичей Черных, Андрея Ивановича Ноздрукова, а также Дмитрия Петровича, Ивана Юрьевича Смелого, Михаила Федоровича, Льва Ивановича и Ивана Андреевича,

______

1. Подробнее об этом мероприятии см. Р. Г. Скрынников, Опричная земельная реформа Грозного. 1565 г.— «Исторические записки», кн. 70, 1961, стр. 223—250.

2. В заголовке копии XVII в. указано: «Список с писцовых книг окольничего Микиты Васильевича Борисова да Дмитрея Ондреева сына Кикина 74-го, и 75-го, и 76-го годов». В 7075 и 7076 гг. книга, вероятно, только дополнялась (см., например, «Материалы...», стр. 59). Во всяком случае городской торг описывался уже в октябре 1565 г. («Материалы...», стр. 56). Казанский и Свияжский уезды описывались в 1567/68 г. (ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 134 об.; «Список...», стр. 3).

3. «На посаде ж дворы князей и детей боярских, которым государь велел быть в Казани на житье, а давали им по государеву наказу в 73-м году казанские воеводы боярин князь Петр Андреевич Булгаков и все воеводы, дворы белые оценя...» («Материалы...», стр. 13).

4. «Список...», стр. 79, 84.

6. ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 134 об.; «Список...», стр. 84, 86 и др.

[142]

всего десяти человек 1. Василия Федоровича, Василия и Ивана Дмитриевичей Жировых, Дмитрия Васильевича Солнцева, Андрея Лобана Петровича и Ивана Гундорова Засекиных мы находим в Свияжске 2. Почти все они входили в состав государева двора 50-х годов XVI века.

В Казани находим на жительстве ростовских детей боярских — потомков ярославских князей Ивана и Дмитрия Дмитриевича Шестуновых 3. В начале 1565 г. за какую-то служебную провинность были сосланы в Казань Данило Юрьевич Сицкий и Иван Поярков сын Квашнин (сын боярский по Клину) 4. (Обоих позже мы находим в синодиках.) 5. Данила Юрьевич и его племянник Юрий Иванович действительно в 1565/66 г. проживали в Казани 6. Иван Поярков сын Квашнин в 1565 г. тоже владел казанским поместьем 7. Из ярославских княжат мы также находим в Казани Данилу и Ивана Васильевичей, Федора Даниловича и Семена Юрьевича Ушатых 8, Ивана Григорьевича и Семена Александровича Щетинина (дворовый сын боярский по Ржеву) и Андрея Федоровича Аленкина 9.

_________

1. «Материалы...», стр. 8—10, 14, 15, 25, 26, 28, 29; ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 187 об. Из них казнены были Семен Баташев и Семен Иванович Засекин. Убиты были также Иван Баташев, Михаил и Борис Глебов (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 385— 386). Иван Борисов Жировой-Засекин в 1570 г. был опричником (В. Б. Кобрин, Указ. соч., стр. 39).

2. «Список...», стр. 88.

3. «Материалы...», стр. 20, 22. Мы отождествляем Дмитрия Шестунова писцовой книги с Дмитрием Дмитриевичем, так как окольничий Дмитрий Семенович Шестунов исчезает из источников еще в 1558 г. О бежавшем в Литву сыне их двоюродного брата Василии Андреевиче Шемахее говорилось выше.

4. «Государь на князя Данила Сицкого и на Ивана Квашнина опалу свою положил и послал их в Казань на житье» (Э, л. 316).

5. С. Б. Веселовский, Указ . соч., стр. 394—395, 445.

6. «Материалы...», стр. 28—29.

7. ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 187; «Материалы...», стр. 27, 28.

8. ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 78, 140 об., 179 об. По словам Курбского, Иван IV «погубил всеродне» Ушатых (РИБ, т. XXXI, стб. 285). В синодиках ^поминается только Данила Чулков Ушатый (С. Б. Веселовский, Указ . соч., стр. 462).

9. «Материалы...», стр. 8, 11, 12, 18; ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 181 об. В 1559 г. Аленкин годовал воеводой в Казани. Казнен после апреля 1567 г. (РИБ, т. XXXI, стб. 307; С. Б. Веселовский, Указ, соч., стр. 355).

[143]

Измельчавшая ветвь ярославских княжат Морткиных в середине XVI века владела землями в Бежецком Верхе и в Ржеве. Бежичане Василий Иванович, Лев Васильевич и два Ивана Морткиных на некоторое время попали в Свияжск в 1565/66 г. 1. Обзавелись дворами и поместьями в Казани опальные Иван и Михаил Григорьевичи, Дмитрий и Иван Юрьевичи Темкины-Ростовские 2.

Основная масса ростовских княжат была испомещена в Свияжске. Здесь дворами в городе и поместьями в уезде владели еще в 1567/68 г. боярин Андрей Иванович Катырев-Ростовский, Михаил Федорович Бахтеяров-Ростовский, Никита Дмитриевич Янов-Ростовский 3. Осенью 1565 г. поместья получили Иван Васильевич Темкин-Ростовский, Федор Дмитриевич Янов, Роман Андреевич Приимков с сыном Владимиром, Михаил Андреевич Приимков с сыном Дмитрием, Василий Васильевич Волк-Ростовский, Андрей Матвеевич Бычков, Иван Семенович и Федор Михайлович Лобановы-Ростовские 4.

Стародубские княжата в Казани были представлены Никитой Ивановичем и Иваном Ромодановскими, Афанасием Нагаевым, Владимиром Ивановичем, Иваном и Федором Семеновичами и Юрием Юрьевичем Гагариными (первый служил по Клину, второй по Твери, последние двое по Вязьме) 5. В Свияжске находились Никита Михайлович Стародубский, Андрей, Василий Большой, Василий Меньшой и Федор Ивановичи Кривоборские 6. Неко-

__________

1. «Список...», стр. 82.

2. «Материалы...», стр. 28; ЦГАДА, ф. 1209, л. 152—152 об, 178 об. Дядя последних двух князей Ростовских Василий Иванович Темкин попал в литовский плен и, после того как в 1567 г. был выпущен на свободу, стал на недолгое время опричным боярином, но в 1571 г. казнен. По местному преданию, Дмитрий и Иван Юрьевичи Темкины также «замучены в опричнину» (В. Б. Кобрин, Указ. соч., стр. 77; С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 433—435).

3. «Список...», стр. 8, 68—70, 78—81.

4. Там же, стр. 70, 71, 78, 79, 83—86, 93, 99.

5. «Материалы...», стр. 17, 23, 24, 28, 30. Владимир Гагарин был записан в синодик (С. Б. Веселовский, Указ . соч., стр. 372). Никита Ромодановский в 1569—1570 гг. был воеводой в Перми («Акты исторические» (далее — АИ) , т. I, СПб., 1841, № 179, стр. 340—341).

6. «Список...», стр. 16, 67, 73.

[144]

торое время владели казанскими поместьям и вязьмичи Андрей и Дмитрий Шемяка (Юрьевы дети) Гагарины с «братью и племянники» 1. Некоторое время находились в казанской и свияжской ссылке Андрей Иванович, Иван Васильевич, Василий и Иван Дмитриевичи и Роман Иванович Гундоровы 2. Из Пожарских там мы находи м Семена, Михаила и Петра Борисовичей и Федора, сына Ивана Ивановича Меньшого 3. Ярославский помещик князь Иван Семенович Ковров также в 1565—1566 годы был в Свияжске 4. Здесь же были поселены Иван и Петр Андреевичи Ковровы 5.

К Оболенским княжата м принадлежал попавший на жительство в Среднее Поволжье Андрей Иванович Стригин (Казань) 6, а также Василий Борисович Тюфякин с детьми Михаилом и Василием, в 1565—1566 годы владевшие поместье м в Свияжске 7. Потомками черниговских княжат были «новые казанские жильцы» Борис и Семен Ивановичи Мезецкие (последний в середине XVI века дворовый сын боярский по Мурому) 8.

Ссылке на поселение в Казань и Свияжск подверглись и родичи Алексея Адашева. В Свияжске оказались многочисленные костромичи Ольговы-Шишкины (Федор Никифоров, Федор Семенов, Никита, Василий, Кислый и Десятый Федоровы дети, Константин, Федор и Пятой

_______

1. ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 145 об.

2. Там же, л. 239; «Список...», стр. 75, 88.

3. «Список...», стр. 82, 84; см. Л. М. Савелов, Князья Пожарские. Родословие.— «Летопись историко-родословного общества в Москве», вып. 2 и 3, М., 1906, стр. 18, 19, 21. Еще в 1556 г. в Свияжске городничим служил другой Пожарский, Федор Иванович (Третьяков) (ДРК, стр. 185). В 1602 г. его внук Дмитрий Пожарский (позднее прославленный герой), говорил, что «в те, государь, поры» (т. е. в 1555/56 г.— А. 3.) его дед был «сослан в Казань в вашей государской опале» («Сборник Муханова», изд. 2, СПб., 1866, стр. 160). Здесь какая-то неясность. Пожарские попали в опалу летом 1565 г. Еще в марте этого года Ф. И. Пожарский-Третьяков выступал поручителем по И. П. Яковлеве (СГГиД, ч. I, № 184, стр. 508).

4. «Список...», стр. 75, 89.

5. Там же, стр. 74.

6. «Материалы...», стр. 15. А. И. Стригин упоминается позднее в разрядах 1570 г. («Синбирский сборник», стр. 26).

7. «Список...», стр. 79.

8. «Материалы...», стр. 14, 15, 27.

[145]

Васильевы) 1. Свияжскими помещиками сделались и Путиловы2, родственники Ольговых3. Вероятно, переселение Ольговых и Путиловых имел в виду Курбский, когда писал, что царь велел многих «сродников» Адашева «ото именеи их из домов изгоняти в дальные грады» 4. В Казани мы находим Василия и Федора Михайловых детей Турова (родственников казненного в 1567 г. костромича Петра Ивановича Турова)

 5. Вероятно, большинство родичей бежавшего в Литву Тимохи Тетерина оказались в Казани 6. В 1557 г. обрывается карьера костромича Тихона Гаврилова Тыртова, которого мы сначала видим живущим в Казани, а затем имя его встречаем в синодиках Ивана IV7. В Казани и Свияжске оказались следующие дворовые дети боярские: князь Василий Григорьевич Чесноков Андомский (вероятно, с Белоозера) 8, князья Борис и Иван Дмитриевичи Бабичевы (Романов) 9, Михаил Андреевич Безнин (Можайск) 10, Замятия Андреевич Бестужев

______

1. «Список...», стр. 20, 79, 89, 90, 92, 95, 98.

2. В том числе Богдан Суворов сын, Иван, Василий и Федор Семеновы дети, Остафий и Федор Захарьины, Михаил Яковлев («Список...», стр. 17, 22, 47, 79, 87, 93, 94, 95). Один из Путиловых (Авксентий) попал в синодик опальных (С. 2>. Веселовский, Указ. соч., стр. 432).

3. П. А. Садиков, Очерки по истории опричнины, стр. 121.

4. РИБ, т. XXXI, стб. 276—277. Р. Г. Скрынников полагает, что со сподвижником Адашева Вешняковым были связаны многочисленные Онучины, проживавшие в 1565 г. в Казани (Р. Г. Скрынников, Опричная земельная реформа Грозного. 1565 г.— «Исторические записки», кн. 70, 1961, стр. 237).

5. «Материалы...», стр. 30; ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 179.

6. В писцовой книге упоминаются: Василий Гундоров, Василий Иевлев, Григорий Гундоров, Михаил, Осиф, Семен, Ширяй Тетерины, «с братью и племянники»—11 человек (ЦГАДА, ф. 1209, № 152. л. 151, 152 об.) . Все они, по данным синодиков и Курбского, позднее были казнены (РИБ, т. XXXI, стб. 304; С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 453—455). Карьера Тетериных обрывается, судя по разрядам, после 1558 г., возможно, в связи с опалой на Адашева еще до побега Тимохи. А казни Те[1]териных могли быть ответом на бегство Тимохи в Литву.

7. «Материалы...», стр. 14. Здесь же, в Казани, находим костромича Тарха Гаврилова и Васюка и Бориса Злобиных детей Тыртовых («Материалы...», стр. 16; ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 147).

8. «Материалы...», стр. 28.

9. Там же, стр. 15, 30.

10. ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 193.

[146]

(Суздаль) 1, Михаил Образцов сын Бестужев Рогатого (Кострома) 2, Василий Никитич Бороздин (Кашин) 3, Ру[1]дак Неклюдов сын Бурцев (возможно, из псковичей) 4, Иван Михайлов сын Головин (Москва) 5, Федор Услюмов сын Данилов (Москва) 6, Никифор, Семен и Хабар Васильевичи Дуровы (Москва) 7, Андрей Васильевич Дятлов (Боровск) 8, Федор Васильевич Еропкин 9, Феодосии Терентьев Заболоцкий (Переяславль-Залесский) 10, Федор Семенов сын Змеев (Клин), Яков Федорович Кашкарев (Торжок) 12, Андрей и Мамай Ивановичи и Андрей Михайлович Киреевы 13, Иван Елизаров сын Михнев (Тула) 14, князь Василий Андреевич Молосков (вероятно, Молоцкий) 15, Семен Ярцев и Отай Нармацкие (из владимирских детей боярских) и Яков Стромилов (Юрьев) 16, Афанасий Дмитриевич Ржевский 17, Иван Никитин, Василий и Фе[1]дор Даниловы дети Сотницкие (Кострома) 18, Гордей

________

1. «Материалы...», стр. 29.

2. «Список...», стр. 80, 82, 83. Позднее казнен (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 360).

3. «Материалы...», стр. 28. Позднее казнен (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 361).

4. «Список...», стр. 80. Казнен был Дорофей Бурцев (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 363).

5. «Материалы...», стр. 15.

6. Там же, стр. 27. Позднее казнен (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 376).

7. «Список...», стр. 78, 93.

8. «Материалы...», стр. 27. В Казани имели дворы еще «старые жильцы» Григорий и Меньшик Васильевы дети Дятловы (из Боровска). А. В. Дятлов казнен после 1564 г. (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 381—382).

9. «Список...», стр. 78, 84.

10. «Материалы...», стр. 15. О его казни пишет Курбский (РИБ, т. XXXI, стб. 303).

11. «Материалы...», стр. 28.

12. «Список...», стр. 78, 80, 84. Андрей и Азарий Кашкаревы погибли в опричнину (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 393— 394).

13. «Список...», стр. 48, 79, 95—97.

14. «Материалы...», стр. 27.

15. Там же, стр. 21.

16. Там же, стр. 28, 8.

17. «Список...», стр. 81. Иван Ржевский был занесен в синодики (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 433).

18. «Материалы...», стр. 28, 29. Последние двое занесены в синодики (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 446—447). Несвитай Сотницкий числился казанским «старожильцем» («Материалы...», стр. 28). Третьяк Яковлев и Борис Окинфов Сотницкие испомещены были в Свияжске («Список...», стр. 79, 100, 101).

[147]

Борисович Ступишин (Переяславль-Залесский) 1, Мансур Матвеев сын Товарищев (Суздаль) 2, Юрий Андреев Фефилатьев 3, Юрий и Василий (вероятно, Дмитриев) с сыном Ширяем Хвостовы (Суздаль) 4, Василий Шереметев сын Хлуднев (Переяславль) 5, Андрей Иванович и Михаил Юрьевич Шеины (Москва) 6, Петр Васильевич Шестов (из ржевских детей боярских) 7, Елизар Романов сын Шушерин (Дорогобуж) 8.

Трудно сказать, какими конкретными провинностями вызывалось в каждом случае переселение этих княжат и детей боярских в Казань. Прямой связи с выселением из опричных уездов усмотреть нельзя, ибо подавляющее большинство их служили не с земель, вошедших в опричнину. Переселениями в Поволжье. Иван Грозный продолжал репрессии против сторонников Избранной рады и тех, кто, по его представлениям, мог поддержать претензии Владимира Старицкого на московский престол. Система «свода», кстати говоря, применялась и к посадским людям. В Казани встречаются сведенцы — торговые люди и ремесленники из Твери, Костромы, Владимира, Вологды, Рязани, Пскова, Углича, Устюга, Москвы и Нижнего Новгорода. Переселенческая политика правительства Ивана IV свидетельствовала о стремлении русифицировать новоприсоединенные районы Среднего Поволжья.

_______

1. «Список...», стр. 80, 81. Позднее казнен (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 449).

2. «Материалы...», стр. 28. Последнее сведение о нем — 1564 г. Четверо Товарищевых казнены (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 455—456).

3. «Список...», стр. 103.

4. «Материалы...», стр. 31, 32. Все Хвостовы были казанскими старожильцами. Более десятка Хвостовых-Пыжовых казнено (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 464—465).

5. ЦГАДА, ф. 1209, № 152, л. 181. Василий Хлуднев (Хлуденев) упоминается в синодиках (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 466).

6. «Список...», стр. 69, 72. Оба они позднее казнены (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 470).

7 «Материалы...», стр. 29.

8. Там же, стр. 27. Занесен в синодики (С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 473); «Список...», стр. 80.

[148]

Обстановку опричных выселений наглядно изображают Таубе и Крузе. «Представители знатных родов, — пишут они, — были изгнаны безжалостным образом из старинных унаследованных от отцов имений... Эти бояре были переведены на новые места, где им были указаны поместья». Особенно туго пришлось переселенцам из Костромы, Ярославля, Переяславля и других областей, «в которых жило больше 12 000 бояр», а в опричнину пошло не более 570. «Остальные должны были тронуться в путь зимой среди глубокого снега... Если кто-либо из горожан в городах или крестьян в селах давал приют больным или роженицам хотя бы на один час, то его казнили без всякой пощады. Мертвый не должен был погребаться на его земле, но сделаться добычей птиц, собак и диких зверей» *. Испытанным средством обеспечения благонадежности крупных политических деятелей продолжала служить порука. В 1565—1566 гг. были взяты три поручные грамоты: по Л. А. Салтыкове, И. П. Яковлеве и М. И. Воротынском.

Лев Андреевич Салтыков принадлежал к числу опытнейших московских администраторов середины XVI века. Наследовав в 1549 г. после своего отца дворцовую должность оружничего, он последовательно поддеряшвал Ивана Грозного в его начинаниях. В марте 1553 г. Лев Салтыков, вероятно вместе с братом Яковом, отстаивал кандидатуру царевича Дмитрия в качестве наследника Ивана IV и в том же году получил звание окольничего 2. В конце 50-х — начале 60-х годов XVI века он уже становится боярином 3. Это было время расцвета его деятельности.

______

1. И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 36. Таубе и Крузе, как мы видим, различают по времени первоначальные переселения 1565 г. и те, что произошли «следующей зимой», т. е. зимой 1565/66 г. Однако, говоря о более тяжких условиях, в которых происходило выселение служилых людей из Костромы, Переяславля и других городов, они не делают различий между выселением по январскому указу 1565 г. и тем, которое вызывалось личной опалой.

2. ДРК, стр. 161.

3. В декабре 1558 г. он еще окольничий (В. Г. Добронравов, История Троицкого Данилова монастыря в г. Переяславль-Залесском. Сергиев-Посад, 1908, приложения, отд. I, № 13, стр. 31), а в 1560—1561 гг.— боярин (С. А. Шумаков, Обзор грамот Коллегии экономии (далее —Обзор...) , вып. IV, М., 1917, № 240, 1453, стр. 100, 525).

[149]

Во второй половине 50-х—-первой половине 60-х годов Л. А. Салтыков фактически вершил дела в государеве дворце. В частности, он «приказывал», т. е. выдавал, многочисленные жалованные грамоты, вел судебные дела по земельным вопросам 2, выменивал царю земли 3, подписывал сотные выписи на дворцовые села с установлением норм крестьянских повинностей 4. В его канцелярию направлялись памяти с законодательными предписаниями 5.

Как мы уже писали, Салтыков при утверждении опричнины попал в опалу и был лишен звания оружничего 6. Очевидно, поручная по Салтыкове, датированная 7073 г., относится к концу 1564 — началу 1565 г. 7. Грамота очень лаконична: 84 детей боярских ручались, что Л. А. Салтыков и его дети Михаил и Иван никогда не отъедут и не побегут. В случае же их отъезда поручители обязались уплатить 5 тысяч рублей.

В марте 1565 г. поручные берутся по И. П. Яковлеве 8. Получив первые разрядные должности уже в 1547 г.,

__________

1. ААЭ, т. I, № 249; И. А. Вахромеев, Исторические акты Ярославского Спасского монастыря, т. I, № XXX, стр. 38—39; С. А. Шумаков, Обзор.., вып. IV, № 1305, 1453, 1454; В. Г. Добронравов, Указ. соч., № 13, стр. 31; См. также В. Б. Кобрин, Состав опричного двора Ивана Грозного.— «Археографический ежегодник за 1959 год», стр. 71—72.

2. С. А. Шумаков, Обзор..., вып. IV, № 240, стр. 100—101.

3. Там же, № 1131, стр. 410—411.

4. С. А. Шумаков, Обзор..., вып. I, стр. 120—123.

5. ПРП, вып. IV, стр. 547.

6. Еще 11 декабря 1564 г., т. е., очевидно, до опалы, ему как боярину (фактически исполнявшему обязанности дворецкого) направлялись грамоты о «бережении» князя М. И. Воротынского (АИ, т. I, № 174, стр. 333—336). В июне 1566 г. оружничим уже именуется А. И. Вяземский («Сборник РИО», т. 71, стр. 353). В грамотах 10 апреля, 19 мая и 12 сентября 1564 г. Л. А. Салтыков называется просто боярином без указания на оружничество (С. А. Шумаков, Обзор.., вып. IV, № 1454, стр. 525; вып. III, стр. 133; И. А. Вахромеев, Исторические акты Ярославского Спасского монастыря, т. I, № XXX) , но, судя по характеру документов, он все еще продолжал выполнять дворцовые функции.

7. СГГиД, ч. I, № 185, стр. 514.

8. СГГиД, ч. I, № 182—184. 28 марта «крест целовал» сам И. П. Яковлев, чтобы государь ему «вины отдал» (№ 187); вторая грамота — отписка новгородского архиепископа Пимена — датирована 2 июня 1565 г. (№ 183); третья — поручная бояр И. Д. Вельского, И. И. Пронского, И. П. Федорова, окольничего А. А. Бутурлина и более 130 детей боярских.

[150]

Яковлев стал в 1550 г. тысячником первой статьи по Коломне, в 1557 г.— окольничим, а в 1558 г.— боярином. Опала на боярина И. II. Яковлева, вероятно, вызывалась его нерадивой деятельностью во время нашествия Девлет-Гирея осенью 1564 г. Кстати, и на этот раз пострадал боярин при номинальном командующем вооруженными силами Владимире Старицком 1. Возможно, в то же время бросили в темницу В. В. Морозова (окольничий с 1551 г., боярин с 1561/62 г.), который при Яковлеве был воеводой сторожевого полка 2.

В том же, 1565 г. поручную по боярине В. С. Серебряном дали около 170 детей боярских и даже четверо торговых людей 3. Увеличение числа поручников сопровождалось привлечением к поруке менее знатных представителей дворянства, служивших не по дворовому, а городовому списку. В. С. Серебряный, ставший боярином еще в 1549 г., вероятно, как и его брат Петр, в 1553 г. поддерживал князя Владимира Андреевича. По разрядам нельзя проследить ни обстоятельств, вызвавших недоверие царя к Серебряному, ни каких-либо изменений в его служебном положении 4.

Взятие поруки в 1565—1566 гг., как правило, кончало опалу и возвращало вырученного боярина в число доверенных лиц царя. Так было, например, с 3. И. Очиным-Плещеевым и И. П. Охлябининым, по которым в 1566 г.

_________

1. ДРК, стр. 251.

2. Э, л. 315. Он долго содержался в тюрьме (РИБ, т. XXXI, стб. 303; А. Шлихтинг, Указ. соч., стр. 33). Л. М. Сухотин относит заключение Морозова к 1564 г. и к этому же году казнь Д. И. Хилкова (Л. М. Сухотин, Иван Грозный до начала опричнины, стр. 85; ср. С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 438). Д. И. Хилков последний раз упоминается в разрядах в 1561/62 г. (ДРК, стр. 212). Никаких известий о его казни в синодиках нет. Сведение шереметевского списка о том, что Хилков «выбыл» из думы в 1563/64 г., подкрепляется только сообщением А. М. Курбского о казни Дмитрия Ряполовского (Хилкова).

3. СГГиД, ч. I, № 186, стр. 518—525.

4. В 1565—1566 гг.. и апреле 1567 г. он, как обычно, занимал высокие разрядные должности (Э, л. 334; ДРК, стр. 267; «Синбирский сборник», стр. 18).

[151]

[Иллюстрация]

Царь Иван Васильевич Грозный. Парсуна XVI в. Копенгаген.

после возвращения из литовского плена взяты были полусимволические поручные записи 1. Оба они сразу же вошли в состав опричнины 2.

1565 год был заполнен строительством опричного аппарата, персональным отбором «людишек», испомещением «верных слуг», переселениями лиц, внушавших опасение.

__________

1. СГГиД, ч. I, № 194, 195.

2. В. Б. Кобрин, Указ. соч., стр. 54, 60—61.

[152]

Царь подолгу жил в Слободе, разъезжал по своим новым владениям 1, строил осенью каменную крепость в опричной Вологде, свозил туда к весне «всякие запасы». Вологда занимала выгодное положение на путях к Холмогорам, важнейшему торговому порту на севере России. Строителем вологодского кремля был Размысл (Herr Asmus)?, который известен как один из выдающихся инженеров, отличившийся при взятии Казани 3. Уже летом 1566 г. английский дипломат Антоний Дженкинсон сообщал, что по распоряжению царя в Вологде строится кремль величиной в 2400 саженей 4.

Все это не позволило русскому правительству предпринимать сколько-нибудь широкие внешнеполитические акции. Весной 1565 г. завершились переговоры о семилетнем перемирии со Швецией 5. Местного характера столкновения происходили в Псковщине (под Красным городком и Воронечем) 6. Небольшие стычки русских и литовских войск летом в смоленских, полоцких, рославль-

_________

1. Первая поездка продолжалась с 6 июня по 3 июля: царь был в Троице-Сергиевом монастыре, затем 17—20 июня — в Александровой слободе, 22 июня — в Переяславле, 26—27 июня — в селе Андреевском (ЦГАДА, Крымские дела, кн. 11, л. 300, 301, 305, 305 об.; С. А. Белокуров, Сношения России с Кавказом, М., 1849, стр. LXII; ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 396, 397). Вторично царь выехал из Москвы 21 сентября, а вернулся 27 декабря (ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 399, 400), побывав в Троице-Сергиевом монастыре, Александровой слободе, Переяславле, Ростове, Ярославле и Вологде.

2. Е. W. Niekerken, F. Epstein, W. Kirchner, Указ. соч., стр. 145. У Розмысла Петрова сына было поместье в Коломенском уезде (ПКМГ, отд. I, ч. I, стр. 485). Повесть о взятии Казани называет его «родом литвин» (А. Н. Насонов, Новые источники по истории Казанского «взятия».— «Археографический ежегодник за 1960 год», М., 1962, стр. 19).

3. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 506.

4. И. X. Гомель, Англичане в России в XVI и XVII столетиях, СПб., 1865, стр. 72. По Вологодскому летописцу приготовления к строительству вологодской крепости начались еще в 1564/65 (7073) г., а основание ее было заложено на следующий год («Вологодский летописец», Вологда, 1874, стр. 23).

5. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 396.

6. ПЛ, вып. И, стр. 247; Kronika Marcina Bielskiego, t. II, str. 1155; Kronika Polska... Macieja Stryjkowskiego, t, II, str. 416. 12 февраля под Красный отправлены были воеводы И. В. Шереметев Большой и И. А. Шуйский (Э, л. 315 об.).

[153]

ских и псковских местах не внесли изменений на западном фронте. Дело началось, по донесению русских воевод, успешным пониманием «языков» 1. В июне по распоряжению правительства из Юрьева вывели «бурмистров и посадников и ратманов — всех немец», по официальной версии, «за их измены» (во Владимир, Нижний Новгород, Кострому и Углич) 2. Летом и осенью шел усиленный обмен гонцами с ногаями и Крымом 3.

Несколько активизировались военные действия осенью. Под Волховом в октябре появился Девлет-Гирей, но и на Этот раз ненадолго 4. Почти одновременно, как и год тому назад, начались столкновения на западе. Литовские отряды совершали набеги в район Заволочья (в Ржевский уезд), полоцких и озерищских волостей 5. В свою очередь и русские воеводы ходили в Литовскую землю из Смоленска 6.

Эти походы не внесли ничего нового в ход Ливонской войны. Они интересны лишь тем, что в военных действиях впервые принимали участие опричные полки. Так, под Волхов осенью 1565 г. наряду с земскими воеводами направлены были «из оприпшины» А. П. Телятевский, Д. И.

___________

1. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 397, 398; ПЛ, вып. II, стр. 247—248; ДРК, стр. 264.

2. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 397; «Прибалтийский сборник», т. IV, стр. 36; т. III, стр. 155. Во Пскове игумен Корнилий по этому поводу писал: «Не ведаем за што, бог весть, изменив прямое слово, што воеводы дали им, как Юрьев отворили, што было их не изводить из своего города или будет они измену чинили» (ПЛ, вып. II , стр. 248). Генрих Штаден пишет, что юрьевский наместник Михаил Морозов «оболгал лифляндцев перед великим князем так, что великий князь приказал вывести всех немцев с женами и детьми из Лифляндии, из Дерпта, Феллина и Нарвы в свою землю, в 4 города: Кострому, Владимир, Углич и Кашин» (Г. Штаден, Указ. соч., стр. 87). Федору Ивановичу Умному, отправившемуся с посольством в Литву, предложено было говорить, что «юрьевских немец перевести велел государь того дня, что они ссылались с маистром ливонским, а велели ему придти под город со многими людми и хотели государю нашему изменити» («Сборник РИО», т. 71, стр. 469).

3. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 396, 398.

4. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 399; ДРК, стр. 267-268; А. А. Новоселъский, Указ. соч., стр. 22, 429.

5. «Сборник РИО», т. 71, стр. 320.

6. Э, л. 328 об.

[154]

и А. И. Хворостинины (из Москвы), а также Д. И. Вяземский и М. Велкин (из Велева) 1. Не питая доверия к земским воеводам, царь составлял смоленский разряд (осенью того же года) так, чтобы в каждом полку были преданные ему лица из опричнины или близкие царю татарские царевичи. Так, в большом полку первым воеводой назначен был царевич Ибак, вторым — земский боярин князь В. С. Серебряный; в полку правой руки — царевич Кайбула, вторым — боярин П. С. Серебряный; в передовом полку — князь П. Д. Щепин и опричник И. П. Охлябинин; в сторожевом полку — боярин И. В. Шереметев Меньшой и опричник И. И. Очин-Плещеев; в левой руке — опричник 3. И. Очин-Плещеев и А. Гундоров 2. Кроме контроля над действиями земских военачальников таким смешанным разрядом достигалось «повышение чести» опричных воевод 3.

Осенью или зимой 1565 г. в опалу попал боярин князь Петр Михайлович Щенятев 4. Непосредственные обстоятельства этого события выяснены П. А. Садиковым

_________

1. ДРК, стр. 268.

2. Э, л. 328 об.— 329.

3. Неясным остается вопрос о калужском разряде лета 1565 г. Здесь мы встречаем среди воевод одних опричников (Э, л. 325). В. Б. Кобрин считает дату сомнительной, ибо В. И. Темкин в это время был в плену (В. Б. Кобрин, Указ. соч., стр. 17). Однако в разряде упоминается не Василий Иванович, а его сын Иван Васильевич Темкин, появляющийся в разрядах в 1570 г. Гораздо более серьезным обстоятельством служит то, что Ф. М. Трубецкой, до октября 1570 г. земский воевода, в октябре он также «возглавляет опричные войска в Калуге, как и в записи 1565 г.» («Синбирский сборник», стр. 252). Сомнительным кажется В. Б. Кобрину и слишком раннее деление опричных войск на пять полков (сначала там было три полка). Мы уже указывали также на путаницу в пространной редакции разрядов под 1566 г.

4. Об опале и казни Щенятева см. А. Титов, Вкладные и кормовые книги Ростовского Борисоглебского монастыря в XV, XVI, XVII и XVIII столетиях, Ярославль, 1881, стр. 26; РИБ, т. XXXI, стб. 383; И. Таубе и Э. Крузе, Указ. соч., стр. 41; ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 400; С. Б. Веселовский, Указ. соч., стр. 473— 474. С. Б. Веселовский считает, что Щенятева казнили 5 августа 1565 г. Но эта дата ошибочна, ибо князь еще упоминается здравствующим в сентябрьском разряде 1565 г. (ДРК, стр. 266, 268). Курбский сообщает, что перед казнью Щенятев постригся в монахи.

6. П. А. Садиков, Очерки по истории опричнины, стр. 25.

[155]

Во время набега Девлет-Гирея на Волхов (октябрь 1565 г.) П. М. Щенятев вместе с И. В. Шереметевым (Меньшим) были назначены воеводами передового полка. Однако воеводы разместничались, и Ивану IV пришлось двинуть против крымского хана опричные полки 1. Вероятно, после Этого Щенятев попал в немилость и его владения (до февраля 1566 г.) были конфискованы 2, а сам Щенятев постригся в монахи. В апреле 1566 г. Иван IV побывал в Волхове и, очевидно, расследовав обстоятельства местничества бояр, подверг Щенятева пытке, от которой тот и скончался (в августе того же года). Впрочем, у царя были уже давно причины относиться с подозрением к Щенятеву.

Троюродный брат опальных князей Куракиных Щенятев возвысился еще в годы боярского правления, принадлежа к сторонникам боярской группировки И. Ф. Вельского (последний был женат на его сестре) 3. Во время событий 1553 г. Щенятев поддерживал кандидатуру Владимира Старицкого.

К началу 1566 г. Иван Грозный решился наконец нанести новый серьезный удар старицкому князю Владимиру Андреевичу. Поводом к этому, возможно, была бездеятельность князя Владимира (может быть, вынужденная, ибо царь сам же всячески лишал своего родича какой-либо инициативы) во время осеннего набега Девлет-Гирея.

В сентябре старицкий князь, сопровождаемый недавно прощенными боярами М. И. Воротынским и И. П. Яковлевым, должен был стоять «для бережения от воинских людей на Туле». При этом полки находились под командованием бояр, «а князю Володимеру Андреевичу ходит по вестем, только придут на которые места царевичи, по его наказу» 4. Вероятно, старицкий князь ничего не сделал (не мог сделать или не хотел — остается неясным) ни для

________

1. ДРК, стр. 268.

2. «Село Собакино, что было княже Петровское Щенятева» упоминается среди тех земель, которые царь отдал в феврале 1566 г. Владимиру Старицкому (ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр.400).

3. ПСРЛ, т. XIII, 1-я половина, стр. 140—141; Н. П. Лихачев, Заметки по родословию некоторых княжеских фамилий.— «Известия Русского генеалогического общества», вып. I, СПб., 1900, стр. 71.

4. ДРК, стр. 265—266.

[156]

предотвращения набега крымского хана, ни для разгрома его сил. Вскоре после этого наступило время расплаты.

Если в 1563 г. у князя был «переменен» весь состав его двора, то в начале 1566 г. Иван IV сменил всю территорию его удела. В январе, сразу же после возвращения царя в Москву после двухмесячного отсутствия в столице, у Владимира Андреевича в обмен на Дмитров забрали его основную резиденцию — Старицух. В феврале произошел обмен Алексина на Боровск и, наконец, в марте выменяли Верею и замосковные волости на Звенигород 2 и Стародуб Ряполовский с селами. Владимир Андреевич получал старинные удельные земли, разбросанные в разных частях Государства 3. Царь рассматривал Владимира Андреевича как знамя антиправительственных сил и стремился обеспечить полное подчинение себе неудачного претендента на московскую корону.

Обмен землями, лишавший князя Владимира прочной опоры в лице старицких вассалов, знаменовал собой решительное наступление на крупнейшее удельное княжество, оставшееся к тому времени на Руси.

Таким образом, уже предыстория опричнины и первый год ее существования показывали, что правительство Ивана IV своим основным политическим противником считало старицкого князя и тех влиятельных представителей феодальной аристократии, которые могли быть его опорой.

Государственные мероприятия, осуществленные в первый год опричнины, русское правительство рассматривало как необходимое предварительное условие для решения вопроса о дальнейшем ходе Ливонской войны. Еще в августе 1565 г. в Москву прибыл гонец из Литвы с грамотой от

_________

1. Царь вернулся в Москву 27 декабря, а 15 января была составлена меновая грамота на Старицу (ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 400; СГГиД, ч. I, № 187, стр. 526).

2. Звенигород некоторое время находился в уделе казанского царя Семиона (Едигера) Касаевича до его смерти в августе 1565 г. (ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 398). Позднее, после гибели Владимира Старицкого, до 1572 г. в Звенигороде «княжил» Михаил Кайбулич (ДиДГ, № 104).

3. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 400; СГГиД, ч. I, № 187, 188; С. Б. Веселовский, Учреждение опричного двора в 1565 г. и отмена его в 1572 г.— «Вопросы истории», 1946, № 1, стр. 90— 91; его же, Последние уделы в Северо-Восточной Руси.— «Исторические записки», кн. 22, 1947, стр. 108.

[157]

литовских панов радных к московским боярам с предложением продолжать мирные переговоры 1. Военные действия были прекращены, в Литву был направлен в ноябре 1565 г. русский посланник В. М. Желнинский с «опасной грамотой» для польских послов 2. 30 мая 1566 г. в Москву прибыли большие литовские послы во главе с гетманом Ходкевичем 3. Русское правительство стояло перед дилеммой — или продолжение затяжной войны, или мир и отказ от дальнейших территориальных приобретений в Ливонии и Литве. Для решения этого вопроса летом 1566 г. и созывается земский собор, постановления которого должны были сыграть важную роль в дальнейших судьбах Русского государства.

__________

1. «Сборник РИО», т. 71, стр. 302—315; ПСРЛ , т. XIII, 2-я половина, стр. 398.

2. «Сборник РИО», т. 71, стр. 315—327; ПСРЛ , т. XIII, 2-я половина, стр. 394—400; «Книга посольская Метрики Великого княжества Литовского», № 167—168.

3. ПСРЛ, т. XIII, 2-я половина, стр. 402; «Сборник РИО», т. 71, стр. 346; «Книга посольская Метрики Великого княжества Литовского», № 169.

[158]

Цитируется по изд.: Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964, с. 127-158.

Понятие: