Театр

ТЕАТР — популярное во всех слоях общества развлечение. Театр зародился в России во второй половине XVII века при дворе царя Алексея Михайловича, где приезжие из-за границы труппы и ученики Славяно-греко-латинской академии ставили библейские мистерии, в самой академии, а также в домах бояр Матвеева, Милославского, Одоевского, В. Голицына. Петр I обратил придворный театр в общедоступный, переведя его в «комедийную хоромину» на Красную площадь. После смерти Петра I и его сестры Натальи Алексеевны, покровительствовавшей театру, он пришел в упадок, и даже дворцовые спектакли были редким явлением. При Императрице Анне Иоанновне возобновились придворные спектакли с пьесами преимущественно грубо-комического содержания. Выписывались также итальянская опера и немецкая труппа. Для театра было приспособлено помещение в Зимнем дворце. В придворных спектаклях принимала участие придворная знать, а также кадеты Шляхетского корпуса.

Активизировалась театральная деятельность при Елизавете Петровне. Кроме иностранных трупп, в 1749 году возник русский театр в Ярославле, в 1752 году вытребованный в Петербург. Во второй половине XVIII века было три придворных труппы: итальянская оперная, балетная и русская драматическая; в качестве вольной имела разрешение на представления немецкая труппа. В 1762 году была образована французская драматическая труппа. В 1766 году был издан штат театра и определены ассигнования на него. С 1783 года стали даваться платные спектакли для публики в городском театре, затем была отменена казенная театральная монополия и введена свобода предпринимательства в области зрелищ и увеселений.

В Москве театр появился в 1757 году с приездом итальянской оперы Локателли, а в 1759 году открылся публичный русский театр, просуществовавший, однако, очень недолго. В 1766 году князь Урусов получил 10-летнюю монополию на содержание театра, переданную им Медоксу, который выстроил огромное каменное театральное здание на улице Петровка; этот театр получил название «Петровского» и сгорел в 1805 году. Затем в Москве был открыт Императорский театр.

Кроме постоянных профессиональных придворных трупп при Дворе, были довольно часты любительские спектакли в Эрмитажном театре, причем в них зачастую выступали любители из высшего общества, а также пажи и воспитанницы Смольного института благородных девиц. Женские роли до 1757 г. исполнялись кадетами и пажами, затем на сцену были допущены женщины.

В XVIII в. продолжали существование и домашние театры вель-мож: во второй половине столетия славились театры Румянцева, Волконского, а у графа Шереметева было четыре театра: в Петербурге, Москве и под Москвой в имениях Останкино и Кусково. В 1790-х гг. в Москве было около 15 частных театров с 160 актерами и 226 музыкантами и певчими. При этих театрах были оркестры, оперные и балетные труппы.

Были помещичьи театры и в провинции: графов Волкенштейн близ Суджи Курской губернии, Сумарокова в Тарусском уезде Калужской губернии, князя Юсупова в селе Архангельском под Москвой, князя Щербатова в селе Утешение Тульской губернии и др. Из провинциальных театров постоянные были созданы в Тамбове (1786), Воронеже (1787), Твери (1787), Харькове (1789), Нижнем Новгороде (1798).

Ведущую роль в театральном деле играли Императорские театры. Начало их системе было положено в 1756 г. В состав придворного театра вошли русская драматическая труппа, балет, камерная и бальная музыка, итальянская опера, французская и немецкая труппы. До 1766 г. управление театрами принадлежало Придворной конторе, затем была учреждена дирекция всех придворных театров, в 1783-1786 гг. и 1812— 1829 гг. существовал Комитет над зрелищами и музыкой. После этого московские и петербургские Императорские театры состояли в Министерстве Императорского Двора под общим ведением директора Императорских театров.

Хозяйство каждого театра возлагалось на полицеймейстеров театров в офицерских чинах, которые регулярно вели дневники и отмечали все события, вплоть до репетиций.

Принадлежность значительной части актеров и актрис к числу крепостных (даже Императорская труппа в Москве была сформирована путем скупки помещичьих трупп) способствовала приниженному положению актеров.

В Императорских театрах актеры подчинялись жесткой дисциплине с системой наказаний вплоть до ареста на гауптвахте; жалованье часто задерживалось.

Незавидным было положение учащихся театральных училищ, но положение крепостных помещичьих актеров не шло ни в какое сравнение: здесь нередки были телесные наказания за провинности на сцене и ссылки в дальние деревни в пастухи, а после спектакля актер-премьер мог превратиться в лакея, актрисы же нередко были просто наложницами господ и даже предоставлялись в услуги почетным гостям.

Частные театры обычно были плохо устроены и влачили жалкое существование, а актеры, особенно бродячих трупп, жили немногим лучше нищих.

Во второй половине XIX века в некоторых городах для частных театров и бродячих трупп строились специальные здания, сдававшиеся в аренду, обычно же использовались случайные приспособленные помещения.

Наряду с серьезной отечественной и иностранной оперой, балетом и драмой процветали водевиль, опера-буфф и, преимущественно со второй половине XIX века, оперетта; в антрактах или после окончания спектакля ставились легкие дивертисменты для развлечения зрителей. Спектакли начинались сначала довольно рано, в 5, 6, затем в 7 час, во второй половине XVIII века - в 8, а в XIX веке - в 9 часов вечера и заканчивались очень поздно. Общепринято было приезжать на спектакль после его начала; любители приезжали даже к началу какого-либо популярного места в пьесе или к арии и уезжали после их окончания.

Люди знатные и богатые абонировали на весь сезон ложи, куда во время спектакля приходили знакомые, сплетничали, обсуждали туалеты и т. п. Почетными считались первые кресла в партере, сначала стоявшие отдельно, не связанные в ряд; в задней части партера публика стояла. Стоячими были дешевые места на «галерке», где собиралось студенчество и «серая публика»; для студентов было принято выделять некоторое количество бесплатных билетов.

Для аристократической молодежи особым шиком было не только входить в зал во время действия, но и иным образом демонстрировать свое пренебрежение общепринятыми правилами: лорнировать дам в ложах, громко обсуждать игру и даже шикать, что было строго запрещено, и за шиканье актрисе, пользовавшейся покровительством высокопоставленного лица, можно было попасть под арест.

Не одобрялись в Императорских театрах и аплодисменты, как не допускалась в прессе критика неудачных спектаклей или актерской игры. В антрактах у завсегдатаев и поклонников актрис и балерин было в обычае ходить за кулисы и в артистические уборные; любители даже смотрели спектакль нередко из-за кулис. Прислуга в театр не допускалась,

и лакеи с шубами хозяев дремали в передней театра, а кучера ждали у экипажей, греясь около костров, специально разводившихся полицией.

Театральный разъезд совершался в определенном порядке, по мере вызова полицией экипажей знатных зрителей. После спектакля аристократическая публика обычно отправлялась ужинать. В присутствии в Императорской ложе Августейших особ оркестр играл «Боже, Царя храни», публика вставала, оборотясь к ложе, а вся труппа кланялась со сцены.

Характерным явлением были бенефисы — спектакли, назначавшиеся в пользу кого-либо из актеров, например, по поводу юбилея. Сам бенефициант выбирал спектакль, где он выглядел наиболее выигрышно. Сбор со спектакля поступал в его пользу, поклонники подносили ему букеты, венки и ценные подарки, а в XVIII — начале XIX века было принято вызванному публикой знаменитому актеру бросать на сцену кошельки с деньгами.

К началу XX века в Петербурге было 12 театров, в том числе три Императорских, в Москве — 11, в том числе также три Императорских, в Варшаве четыре правительственных театра, в прочих городах, в том числе и некоторых уездных — по одному, редко по два (в Баку, Бердянске, Вильне, Витебске, Житомире, Казани, Козлове, Кременчуге, Курске, Люблине, Минске, Оренбурге, Полоцке, Саратове, Симбирске, Сызрани, Тамбове, Таганроге, Томске, Харькове, Царицыне, Ярославле), еще реже по три (в Екатеринославле, Киеве, Смоленске, Уфе) или по четыре (в Барнауле, Воронеже, Нижнем Новгороде, Одессе).

Особым зрелищем был народный театр, отличавшийся от элитарного архаическими «бродячими» сюжетами и гротескной сверхусловной манерой игры.

Прежде всего нужно отметить «народные драмы» «Лодка» и «Царь Максимилиан», или «Макс Емельян». Игрались они по всей России не профессионалами, а крестьянами, бурлаками в ватагах, артельными рабочими «для себя», в весьма условных костюмах и без сценического оформления. Тексты этих драм характеризовались множеством вариантов, но все они строились по законам раёшника, с простейшей рифмовкой и бесконечным грубым ёрничеством.

Профессиональными были представления в балаганах и вертепах, а также представления кукольного театра «Петрушка». Небольшая труппа кукловодов (два-три человека) в местах народных гуляний, на ярмарках или просто во дворах доходных домов устанавливала ширмы, над которыми гротескно исполненный набор кукол (Петрушка, Арап, Полицейский, Лев, Черт) разыгрывал незамысловатый сатирический спектакль, собирая массу «серой публики», затем бросавшей кукловодам мелочь.

Театр не только был средством развлечения, но со второй четверти XIX века рассматривался правительством как средство воспитания подданных в духе патриотизма и преданности Престолу и Отечеству. Как самое массовое средство пропаганды, театр находился под контролем цензуры, осуществлявшейся даже не Министерством народного просвещения, как цензура литературная, а III отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Осуществляла своеобразную цензуру над театром и Церковь: запрещались пьесы с персонажами из Нового Завета, хотя ветхозаветные персонажи были на сцене обычны.

Беловинский Л.В. Иллюстрированный энциклопедический историко-бытовой словарь русского народа. XVIII – начало XX в. М., 2007, с. 675-678.

Понятие: